О межгосударственном размежевании России и Финляндии в 1917–1920 годах

Spread the love

Русскую революцию выдающийся социолог Питирим Сорокин назвал «великим Тартюфом». Он имел в виду, что, во-первых, расхождений между словами и делами у русской «революции и ее деятелей» было гораздо больше, чем у известного персонажа пьесы Мольера, а во-вторых, деятели революции «с поразительной гениальностью умели маскировать свои «прозаические… дела великими словами». Тем самым они хотели заставить общество судить о своих намерениях и политической деятельности «не по делам, а по словам». Данные высказывания можно отнести к политическим взаимоотношениям между Россией и Финляндией в 1917-1920 годах. В это время произошло отделение Финляндии от России, трудное и кровавое. Главная причина столь тяжелого размежевания двух государств заключалась в том, что русские и финляндские политические и государственные деятели на словах провозглашали одни задачи и принципы своей политической стратегии, а на самом деле придерживались других целевых установок.

Стремлением к отделению Финляндии от России часть политической элиты Финляндии была охвачена задолго до 1917 года. Для достижения этих целей сторонники отделения Финляндии в начале XX века искали сотрудничества с иностранными государствами – противниками царской России. Во время Первой мировой войны таким государством стала Германия (также и потому, что с 1890-х годов Германия занимала ведущее положение в возе промышленной продукции в Финляндию). После Февральской революции проблема предоставления Финляндии независимости вышла на первый план. Временное правительство в марте 1917 года восстановило автономию Финляндии, но выступило против ее полной самостоятельности. Финский сейм в июле принял закон, ограничивавший компетенцию Временного правительства вопросами внешней и военной политики. В ответ Временное правительство разогнало сейм.

Октябрьская революция придала новый импульс стремлению финляндской политической элиты к полной государственной независимости страны. Вскоре после захвата власти большевиками вновь избранный сейм объявил себя верховным органом власти в Финляндии (15 ноября 1917 г.). Было сформировано правительство во главе с П.Э.Свинхувудом, который выступал за скорейшее отделение Финляндии от России. 6 декабря 1917 года финляндский сейм принял декларацию о государственной независимости. Под давлением Германии правительство П.Э.Свинхувуда направило в Совнарком официальное обращение. Совет народных комиссаров легко пошел на предоставление независимости Финляндии, и уже 31 декабря 1917 года финской делегации было вручено Постановление СНК о предоставлении независимости Финляндии. 4 января 1918 года его ратифицировал ВЦИК.

Однако советское правительство, предоставляя Финляндии независимость, не собиралось отделять этот регион от России. В отношении нового государства у советских руководителей были другие намерения. В конце 1917 – начале 1918 года социально-экономическая и политическая ситуация в Финляндии была очень напряженной. Страна стояла на пороге революции и гражданской войны: росла инфляция, мощным было забастовочное и профсоюзное движение, активизировались пробольшевистские силы, энергично действовали финские рабочие сеймы, финская Рабочая гвардия порядка, русские советы рабочих и солдатских депутатов, комитеты Балтийского флота, в то же время шло создание отрядов белой финской гвардии (шюцкора).

Об обстановке было хорошо осведомлено советское руководство, Ленин, выступая 13 (26) января 1918 года на Чрезвычайном Всероссийском железнодорожном съезде, специально подчеркивал, что в Финляндии ожидается со дня на день рабочая революция. Одной из самых влиятельных политических партий Финляндии была Социал-демократическая партия Финляндии, во многом разделявшая политику большевиков. Еще до начала революции в Финляндии советское руководство было готово помогать финским революционерам захватить власть в стране. В тезисах, написанных 7 января 1918 года, Ленин подчеркивал, что советская власть сделала все, что могла, для осуществления права Финляндии на самоопределение. Но если возникнет угроза «социалистической республике» Финляндии, отмечал глава советского правительства, то интересы сохранения социалистической республики будут стоять выше. Говоря о договоре между РСФСР и Финляндской социалистической рабочей республикой, Ленин особенно останавливался на том, что советское руководство еще до начала революции заключило с финскими революционерами «молчаливый договор».

План советского правительства в отношении Финляндии заключался в том, чтобы, предоставив независимость Финляндии, вызвать симпатии и доверие финского общества к советской России, затем помочь финским революционным силам вызвать в стране революционный взрыв и оказать всемерную поддержку революционерам в борьбе с контрреволюционными силами за власть. После победы планировалось присоединить Финляндию к России «в одну могучую революционную федерацию». «Мы, – заявлял Ленин, – властвуем… соединяя всех трудящихся неразрывными цепями живых интересов, классового сознания». Выступая с речью на первом Всероссийском съезде военного флота 22 ноября (5 декабря) 1917 года, он заявил, что советская власть гарантирует полную поддержку трудящимся всех национальностей против буржуазии всех стран. Народный комиссар по делам национальностей Сталин проводил ту же политическую линию. В конце декабря 1917 года на заседании В ЦИК он подчеркивал, что предоставление независимости Финляндии должно создать атмосферу взаимного доверия между народами России и Финляндии. Это решение должно было облегчить «дело освобождения рабочих и крестьян Финляндии» и создать прочную базу для дружбы народов России и Финляндии. Ранее, подталкивая финских социал-демократов к революционному выступлению, он в докладе на съезде Социал-демократической партии Финляндии 14 ноября 1917 года в Гельсингфорсе уверял делегатов, что на основе этого доверия можно будет провести в жизнь лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» и осуществить «сплочение народов России «в одну армию». Сталин успокаивал финских социалистов, что голод, саботаж и другие проблемы, связанные с социалистическим переворотом, «если они даже реальны, отнюдь не являются непреодолимыми».

Данный план разделяли левые социал-демократы Финляндии, тесно связанные с большевиками. У них была возможность начать революцию осенью 1917 года во время всеобщей ноябрьской забастовки. По мнению известного деятеля финского коммунистического движения О.В.Куусинена, в это время помощь русской армии финляндской революции могла быть более эффективной. Один из лидеров финской социал-демократии Ю.Сирола вспоминал, что во время Октябрьского переворота в Петрограде Ленин обсуждал с ним вопрос об участии финской социал-демократии «в общественном революционном перевороте и о… возможностях помочь революционному Петрограду». Однако в ноябре финские социал-демократы решили «уклониться от революции», надеясь «путем искусных парламентских маневров обойти водоворот истории». Центральный революционный совет после утверждения сеймом постановлений о восьмичасовом рабочем дне, демократизации систем коммунальных выборов и т.д. призвал рабочих прекратить забастовку. Ленин резко осуждал руководство Социал-демократической партии Финляндии за это решение. В начале января 1918 года он сказал, что «руководство финской социал-демократии предало революцию».

Планы России в отношении Финляндии финские политики легко разгадали. В воспоминаниях генерал К.Г.Маннергейм писал, что, несмотря на признание советским правительством независимости Финляндии, оно не спешило выводить русские воинские части из страны. Цель пребывания русских войск на территории Финляндии заключалась в том, чтобы «присоединить в дальнейшем наше государство к России». В Финляндии находилось большое количество русских войск, которые могли вмешаться во внутренние события Финляндии и решительным образом повлиять на развитие революционной ситуации, чего опасался Маннергейм. В начале января 1918 года финская красная гвардия насчитывала 30 тыс. человек, гарнизон русских войск в Финляндии – примерно 40 тыс. человек. В это же время в шюцкоре состояло 38 тыс. бойцов, и у финляндского правительства не было ни регулярной армии, ни средств для ее формирования.

Анализируя действия советского правительства, выдающийся немецкий социолог Макс Вебер отмечал, что внешняя политика советской власти основывалась на «милитаристских» массовых инстинктах. «Солдатский империализм большевиков» и «русский империалистический экспансионизм», по мнению Вебера, угрожал безопасности и независимости «сопредельных народов».

В начале января 1918 года события в Финляндии стали стремительно развиваться. Отряды финской красной гвардии заняли бывшую резиденцию российских генерал-губернаторов в Гельсингфорсе, которую по петроградскому образцу стали именовать «Смольным». После этого финское правительство получило от парламента чрезвычайные полномочия для «восстановления порядка в стране». В конце января 1918 года шюцкоровцы приступили к разоружению изолированных друг от друга русских гарнизонов в северной и северо-западной Финляндии. По призыву Рабочего исполнительного комитета, созданного 23 января 1918 года на заседании Совета Социал-демократической партии Финляндии, в стране началось вооруженное восстание революционно настроенных рабочих. Было образовано революционное правительство – Совет народных уполномоченных (СНУ). В его состав вошли К.Маннер (председатель), Э. Гюллинг, Ю.Сирола, О.Куусинен, А.Тайми и другие. Основу власти в охваченной восстанием части страны составили сеймы рабочих организаций. Нападение шюцкора на ряд российских гарнизонов послужило поводом для официального вмешательства российских войск в гражданскую войну в Финляндии. Армейский комитет 42-го корпуса издал приказ о начале военных действий с войсками финской армии и шюцкора.

Советская Россия после начала революции в Финляндии стала активно поддерживать красных финнов и оказывать им всестороннюю помощь. В надежде на победу революционных сил Финляндии 1 марта 1918 года был подписан Договор об укреплении дружбы и братства между РСФСР и Финляндской социалистической рабочей республикой. В договоре было сильно заинтересовано революционное правительство Финляндии, так как оно рассчитывало, что после его заключения помощь из России станет более ощутимой, но договор в полной мере реализовать не удалось.

Советское правительство оказывало большую военную помощь финским красногвардейцам. Ленин лично распорядился, чтобы «для защиты русских солдат в Финляндии от зверств белогвардейских буржуазных отрядов» русским гарнизонам было передано 25 тыс. винтовок и 30 пулеметов. Финским красногвардейцам, по распоряжению Ленина, было выдано около 10 тыс. ружей с патронами и около 10 трехдюймовых пушек со снарядами. И после заключения Брестского мира большевистское руководство стремилось помогать финским революционерам. Выступая с политическим отчетом ЦК РКП (б) 7 марта 1918 года на VII экстренном съезде РКП (б), посвященном вопросу о мире, Ленин говорил, что большевики по-прежнему будут помогать финляндской революции и посылать финнам оружие.

Наиболее действенная военная помощь была оказана войскам революционной Финляндии в обороне Рауту (Сосново). В этом районе во время гражданской войны в Финляндии сложилась линия фронта. 20 февраля на пограничную станцию Орехово (с русской стороны границы) прибыл эшелон из 40 вагонов с отрядом русских солдат и рабочих, а также финских красногвардейцев под командованием бывшего поручика царской армии Пригоровского и красных финнов. Позднее красные финны также получили подкрепление из Петрограда в составе 600 человек и пулеметную роту под командованием Грядинского. 8 марта 1918 года на этом участке фронта насчитывалось 1450 русских и 350 финских красногвардейцев.

Правительство Финляндии переехало из Хельсинки в город Васа. Маннергейм начал активно формировать регулярную финляндскую армию, в основном из крестьян. Керенский, скрывавшийся тогда в Гельсингфорсе, писал в мемуарах, что «на призыв генерала Маннергейма многие молодые люди, независимо от их политических взглядов, бросали работу и вступали в отряды антибольшевистских сил».

На севере Финляндии против красных финнов развернула боевые действия бригада шведских добровольцев (получившая название «Черной бригады») под командованием Ялмарсона. Свинхувуд обратился за военной помощью к Германии. На подавление революции из Германии прибыл немецкий экспедиционный корпус в составе дивизии фон дер Гольца. Высадка в Финляндии немецкого десанта предопределила поражение революции в Финляндии. Красногвардейские финские части начали терпеть поражения. Воевать против регулярных войск Германии финские красногвардейцы не могли.

Надежды красных финнов на русские войска себя не оправдали. Многие русские солдаты не хотели сражаться и умирать за интересы финляндской революции. Русские солдаты хотели вернуться домой и не проявляли стойкости в борьбе с войсками Маннергейма и немецким десантом. После заключения Брестского мира, выступая с политическим отчетом ЦК РКП (б) 7 марта 1918 года на VII экстренном съезде РКП (б), Ленин говорил, что посылать военные отряды в Финляндию большевики больше не будут, так как они «оказываются негодными». В статье «Серьезный урок и серьезная ответственность», опубликованной 6 марта 1918 года в «Правде», Ленин писал, что «величайшей помехой» для борьбы с немцами в Финляндии была «наша недемобилизованная армия», так как «она не могла не бежать панически, увлекая за собой и красноармейские отряды». Эту мысль разделял Куусинен: он писал, что в начале 1918 года развал в русской армии и во флоте достиг своего высшего пункта. В Финляндии шюцкору и немецким десантникам противостояли части старой русской армии, деморализованные революционными событиями 1917-1918 годов.

После подписания Брестского договора Россия вынуждена была начать вывод русских войск из Финляндии и сократить размеры военной помощи финским красногвардейцам. Ленин требовал, чтобы отряды красногвардейцев, проникшие «в Финляндию вопреки воле советских властей», были немедленно отозваны.

29 апреля 1918 года финская армия и отряды шюцкора взяли Выборг. Остатки разбитой финской Красной гвардии бежали в Советскую Россию. Вместе с ними в Россию эмигрировали и деятели СНУ, которые в августе 1918 года основали Коммунистическую партию Финляндии. Программной целью КПФ стала борьба за установление в Финляндии диктатуры пролетариата и позднее – за вхождение Финляндии в состав СССР на правах советской республики. В 1918 году Куусинен писал, что цель финской компартии заключается во всемерном содействии победе мировой революции и оказании поддержки «Социалистической Советской Республике русского пролетариата». Формирование финляндских отрядов Красной армии Куусинен считал ближайшей задачей партии.

Финляндская революция, которая во многом была инициирована советским руководством, принесла финскому народу огромные жертвы, страдания и разорение. Революция оказалась «прожорливым Молохом, пожравшим… людей немногим меньше, чем кровный брат этого Молоха – Война».

Однако руководство Финляндии не стремилось к быстрому отделению страны от России, охваченной огнем Гражданской войны. Отделяться от России в границах Великого княжества Финляндского финские руководители не хотели. Опираясь на поддержку Германии и используя экономическую слабость и военные поражения России, дезорганизацию русской армии и ослабление центральной власти в стране, финская политическая элита решила расширить границы Финляндии за счет территории Ингерманландии, Кольского полуострова и Карелии. Этих планов придерживался Маннергейм. Его программа включала финскую оккупацию Карелии и Мурманска. В марте 1918 года он утвердил «план Валлениуса», который предполагал и захват русской территории по линии Петсамо – Кольский полуостров – Белое море – Онежское озеро – река Свирь – Ладожское озеро. Маннергейм выдвинул также план захвата Петрограда, ликвидации его как столицы России и превращения последнего в «свободный город-республику» наподобие Данцига. В начале марта 1918 года Свинхувуд официально заявил о том, что Финляндия готова пойти на мир с Россией, если к Финляндии отойдут Восточная Карелия, часть Мурманской железной дороги и весь Кольский полуостров. Идеологически эту политику обосновали необходимостью объединить в рамках одной государственности все финские племена. Подобные намерения находили отклик среди значительной части националистически настроенного финского общества. Фактически такие планы лежали в русле империалистической политики, направленной на захват территории более слабого соседа. Как писал Вебер, империалист – «это всякий, кто под благовидными предлогами вмешивается в дела других народов еще до того, как наведен порядок в его собственном доме».

После поражения революции положение внутри Финляндии было крайне напряженным. Несмотря на это, финское руководство начало проводить экспансионистскую политику по отношению к России, что во многом послужило причиной не получившей официального статуса советско-финской войны с 1918 по 1920 год. С финской стороны в ней принимали участие в основном военные отряды, формально попадавшие под определение «добровольческих», среди которых были наемники из Швеции, России и Эстонии. Весной 1918 года финские войска заняли Ухту, и 17-18 марта там собрался «Временный комитет по Восточной Карелии», принявший постановление о присоединении Восточной Карелии к Финляндии. С лета 1919 года в оккупированной Ухте обосновалось так называемое Временное правительство Архангельской Карелии, стремившееся отторгнуть эту область от России и создать Северо-карельское государство, зависимое от Финляндии. В осуществлении военных операций финляндского правительства можно выделить два этапа: летом 1918 года финны стремились нащупать возможные пути наступления, однако активных военных действий в этот период не велось. Перелом наступил осенью 1918 года, когда стало очевидным поражение Германии: финляндское правительство перестало ориентироваться на Германию и усилило военные действия в Карелии. Активизировалось движение за присоединение к Финляндии карельской Репольской волости. Завязались ожесточенные бои с красноармейскими отрядами, отрядами красных финнов и частями англо-канадского экспедиционного корпуса.

В 1919 году финны продолжали попытки отторжения территории Карелии от России. В феврале Финляндия предъявила на конференции в Версале требование на всю Карелию и Кольский полуостров. С апреля 1919 года финны начали непосредственное осуществление плана по захвату советских территорий. Финские войска в конце апреля заняли Видлицу, Олонец, Тулоксу и подошли к Пряже, угрожая непосредственно Петрозаводску. В мае 1919 года на оккупированной территории было создано Олонецкое правительство, ставившее целью присоединение Южной Карелии к Финляндии.

Однако попытки руководства Финляндии добиться в странах Антанты поддержки своих территориальных претензий к России успеха не принесли. Лидеры российских антибольшевистских политических режимов и командование интервентов обсуждали с финляндским правительством планы использования финляндских вооруженных сил против большевиков. Тем не менее вопрос о независимости Финляндии и территориальные претензии Финляндии к России вызывали неоднозначную реакцию у лидеров антибольшевистских сил. Если главы Северной и Северо-Западной областей России – генералы Миллер и Юденич – хотели согласиться с требованиями финнов, то Колчак отвергал условия Финляндии и предложения Миллера и Юденича. В результате белогвардейцы не смогли договориться с Финляндией о совместных выступлениях против большевиков. Более того, против Временного карельского правительства, выступавшего за самоопределение карельского населения к западу от Мурманской железной дороги, правительство Северной области направило карательную экспедицию. Ответом на это был рост повстанческого движения в районе Ухты, «чем и воспользовались в своих интересах представители Финляндии». Если бы антибольшевистские силы победили, они, скорее всего, объявили бы недействительным решение советского правительства о предоставлении Финляндии независимости. Это привело бы к обострению военного противостояния между Россией и страной Суоми.

К началу июля 1919 года в результате боев с частями Красной армии финские войска на Олонецком участке Карельского фронта отступили за пределы РСФСР. В феврале 1920 года Красная армия перешла в наступление по всей полосе Мурманской железной дороги и уже в начале марта 1920 года вышла к побережью Белого моря, разгромив войска Временного правительства Северной области. Весной и летом 1920 года части Красной армии выбили остатки финских войск за границу. В Северной Ингерманландии – на Карельском перешейке в непосредственной близости от границы с Финляндией, в районе деревни Кирьясало, – с июня 1919 по декабрь 1920 года действовал Северо-Ингерманландский полк, который совершал боевые рейды на советскую территорию. Командовал полком Ю.Эльвенгрен, который разрабатывал план совместных выступлений армии Юденича и Финляндии. Эти планы изучались финскими политиками.

Рассчитывая на военное решение территориальных проблем, финляндское правительство сначала не шло навстречу советским мирным предложениям. В октябре 1919 года после тяжелого поражения финнов правительство Финляндии приняло решение рассмотреть этот вопрос, но боевые действия продолжались. К началу 1920 года поражение финских войск стало очевидным, и финские политики стали понимать бесперспективность войны с Советской Россией. В январе 1920 года европейские страны приняли решение о прекращении экономической блокады Советской России. Это событие окончательно убедило финляндских политиков, что настала пора мирных переговоров. Официальные переговоры о перемирии на государственном уровне между Финляндией и Советской Россией начались в Раяйоки. Главной проблемой на переговорах был, конечно, «Карельский вопрос», по которому велись ожесточенные споры. Переговоры несколько раз прерывались. В апреле 1920 года финляндская делегация потребовала установления протектората над Восточной Карелией и превращения Северной Ингерманландии в нейтральную зону. Договор между РСФСР и Финляндией был заключен в эстонском городе Тарту 14 октября 1920 года. Россия подтвердила признание независимости страны Суоми. Однако обе стороны были недовольны содержанием договора. Советская сторона не оставила надежд на установление в Финляндии советской власти и включение ее в состав большевистской России. Кроме того, советское руководство было недовольно тем, что граница между двумя государствами проходит в непосредственной близости от Петрограда. Представители Финляндии были не удовлетворены тем обстоятельством, что Восточная Карелия осталась в составе РСФСР, и не оставляли надежд на присоединение ее к Финляндии. Взаимное недовольство отразилось на отношениях между Финляндией и Советской Россией. В конце 1921 года, воспользовавшись антисоветскими крестьянскими мятежами в Карелии, на территорию РСФСР вновь вторглись белофинские войска. В Тунгудской волости был образован «Временный карельский комитет», который выступал за присоединение к Финляндии. В Карелии и Мурманском крае было введено военное положение. К середине февраля 1922 года, подтянув в Карелию части Красной армии, советские власти выбили финские отряды за государственную границу РСФСР и подавили крестьянские мятежи. Неудовлетворенность советской и финляндской политических элит решением территориального вопроса не позволила в 1920-1930-х годах нормализовать отношения между СССР и Финляндией, несмотря на заключение в 1932 году Договора о ненападении и о мирном улаживании конфликтов, что привело к кровопролитным войнам между двумя странами в 1939-1940 и 1941-1944 годах. По окончании Второй мировой войны, когда правительства обеих стран перестали руководствоваться экспансионистскими стремлениями, отношения между двумя государствами нормализовались и стали добрососедскими.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *